Закрыть
Закрыть

Леош Яначек

Leos Janacek

Биография

Леош Яначек

С каждым годом имя чешского композитора Леоша Яначка все чаще появляется на оперных и концертных афишах, и в этом можно увидеть одно из самых важных проявлений справедливого приговора истории. Яначку было за пятьдесят, когда, ютясь в моравском захолустье габсбургской Австро-Венгрии, он переходил от надежды к отчаянию, в который раз перелистывая страницы своих партитур. Как о несбыточном счастье мечтал он услышать их в реальном, а не в воображаемом звучании.Сейчас каждому, кто знает музыку Яначка, ясно, что место его - рядом со Сметаной и Дворжаком. Но какой длинный и трудный путь должен был пройти автор "Енуфы", чтобы подняться на этот почетный пьедестал.Б. В. Асафьев писал о нем: "По возрасту своему - Леош Яначек родился в 1854 году - он был едва ли не старшим среди самых ярких явлений только что миновавшей поры цветения чешской музыки, а по неутомимому стремлению к тому, чтобы дважды не ступать на одну и ту же ступень при творческом восхождении, ему до самой смерти удалось быть в числе молодых".Автор девяти опер, множества хоровых, симфонических, камерных произведений, кантат; неутомимый собиратель народных песен и танцев; музыкант-ученый, опубликовавший несколько интереснейших исследований о народной музыке, речевых интонациях, психологии творчества; журналист, чьи статьи, вышедшие отдельным изданием, составили солидный том в четыреста страниц, Леош Яначек принадлежал к потомкам той когорты деятелей национального возрождения, которых в Чехии называли "будителями". Ибо они поставили перед собой цель - разбудить тех, в ком уснуло чувство национальной гордости.Яначек происходил из семьи, несколько поколений которой были учителями. А в условиях чешской культуры учитель, не занимавшийся музыкой,- явление редчайшее. Одиннадцати лет он стал учеником Павла Кржижковского, образованного музыканта, страстного собирателя моравского фольклора. Для этого музыканта процесс постоянного общения с народным творчеством был совершенно естествен, как естественно было наследовать от родителей-органистов любовь к этому инструменту.Здесь, в центре Моравии, в городе Брно, Яначек начинает свою служебную деятельность по окончании педагогического учебного заведения: он становится учителем, продолжая традиции деда, отца и матери. Мечты о дальнейшем музыкальном образовании остаются мечтами на долгие годы. Только в 1878 году ему удается вырваться в мир "большой музыки", в Лейпциг и Вену. До этого он за один год прошел двухлетний курс игры на органе в Пражской школе органистов, В воображении он видел себя в Петербурге в классе Антона Рубинштейна. В реальности же он постигает тайны "композиторской кухни" в немецких консерваториях. В это неполное двухлетие, проведенное за рубежом, Яначек полностью систематизирует свои знания.Жизнь потребовала от вернувшегося на родину молодого музыканта не матрикулов и дипломов, а практической, насущной музыкальной деятельности. Ей он и отдался со всем свойственным ему пылом. С конца 70-х годов он руководит Моравским певческим обществом, любовно разучивая с хором и солистами музыку Моцарта, Гайдна, Бетховена, чешских классиков - Франтишка Мичи, Йозефа Мысливечка, а рядом с ними - музыку Антонина Дворжака, только недавно начавшего свой творческий путь. Пройдет несколько лет, и Яначек найдет в Дворжаке человека, которому доверит самые сокровенные замыслы, чье мнение сочтет неоспоримым. Подобно Сметане, подобно Дворжаку, Яначек посвящает значительную часть своего времени музыкально-организаторской деятельности, понимая, как важно отразить в музыке чувства национальной гордости, протеста; как важно воспитать кадры отечественных музыкантов. В 1881 году Яначек создает Органную школу в Брно. Около сорока лет он бессменно руководил ею, воспитывал здесь не только органистов, но и музыкантов более широкого профиля: дирижеров, регентов, композиторов. На базе школы Яначка в 1919 году выросла Консерватория, в 1947 году реорганизованная в Академию искусств имени Яначка.Огромная занятость могла только затруднить процесс творчества, но не убить потребность создавать музыку, потому что это была потребность неодолимая. Яначек был прирожденным композитором.Наиболее ранние из известных нам сочинений датированы концом 70-х годов: шестичастная Сюита для струнного оркестра, "Идиллия" для того же состава; "Зденкины вариации" для фортепиано, очевидно, связанные, как показывает их название, со Зденкой Шульц, ставшей вскоре женой композитора. В этих сочинениях, как и в хоровой "Осенней песне" на стихи Ярослава Вархлицкого, в "Думке" для скрипки и фортепиано заметны типичные черты композитора-романтика, идущего стезей, проложенной Шубертом, Мендельсоном, Брамсом, но при этом сохраняющего черты национальной самобытности.Довольно скоро специфические особенности чешской, моравской, лашской музыки берут верх над традициями немецких романтиков. Важным событием творческой биографии Яначка становится встреча с собирателем моравского фольклора, крупным ученым Франтишком Бартошем, вскоре перешедшая в дружбу. Каждый из них нашел в другом единомышленника и, объединив свои усилия, в 1890 году они выпустили сборник, включающий 174 народных напева. Придавая должное значение записям и систематизации народных мелодий, Яначек, при всей увлеченности этим важным делом, отдавал себе отчет в том, что всего важней для него сочинение музыки. На перекрестке двух магистралей его творческого пути - фольклористской и композиторской - в 1887 году возникает опера "Шарка". Ее сюжет корнями уходит в народные легенды о чешских девах-воительницах, хранящих обычаи матриархата, унаследованные от княгини Либуше, первой правительницы Чехии. На тему легенды о Шарке - так зовут одну из главных героинь эпопеи о чешских амазонках,- написано много музыки, в том числе - симфоническая поэма Сметаны, опера Зденка Фибиха (1850-1900), появившаяся через десять лет после оперы Яначка. Трехактная опера Яначка - первое крупное его произведение. Написанная в традициях романтической оперы, не без влияния драматургической канвы ряда эпизодов "Кольца нибелунга", с эмоциональной приподнятостью, обилием хоровых и ансамблевых эпизодов. "Шарка" целиком базируется на мелодической основе чешского фольклора. Увы, с "Шарки" начинается список сочинений Яначка, на десятилетия заточенных в его рабочей комнате.Следующая опера, одноактная - "Начало романа", имеет преходящее значение. Но работа над ней свела композитора с писательницей Габриэлой Прейссовой, глубоко изучившей жизнь, быт, нравы моравской деревни. Яначек с увлечением прочитал ее "деревенскую драму" "Енуфа" и тотчас же загорелся желанием писать оперу. Так началась работа над произведением, вырвавшим автора из безвестности."Енуфа", или "Ее падчерица",- социальная драма. Она написана горячо, в ней страстно обличается зло. Но Прейссова не избежала множества натуралистических деталей в обрисовке быта, в раскрытии душевного мира героев. Яначек вторгается в работу Прейссовой и добивается создания выразительного либретто с четкой драматургической структурой.Место действия оперы - моравская деревня в горах. Время действия - конец XIX века. Два сводных брата - Штева и Лаца - полюбили Енуфу, падчерицу церковной сторожихи. Девушка отдает предпочтение Штеве, тогда Лаца в припадке ревности ранит ее ножом в лицо. Когда Енуфа становится матерью, сторожиха прячет ее и ее ребенка, спасая их от молвы, от позора. Несмотря на все уговоры, Штева отказывается жениться на девушке, которую обесчестили. Деревенский Донжуан успел посвататься к богатой невесте. Усыпив Енуфу снотворным зельем, мачеха уносит ребенка и бросает его в реку. Енуфе же, когда та приходит в себя, она говорит, что ребенок умер. Время делает свое. Лаца по-прежнему любит Енуфу, и она соглашается выйти за него замуж. В день их свадьбы, когда дом сторожихи полон пароду, прибежавший пастушонок рассказывает, что подо льдом реки найден труп ребенка. Церковная сторожиха признается в своем преступлении. Невеста Штевы в ужасе отрекается от своего жениха. Жизненные катастрофы еще больше сближают Лацу и Енуфу. Такова сюжетная схема оперы. Композитор убежденно следовал основной идее: не допустить в музыке сентиментальности и мелодраматизма. Ему, свободно владеющему тайнами мелодического письма, легко было бы наполнить музыку сладкозвучием", создать, как любил выражаться Даргомыжский, "льстивые для уха мелодии", именно этого он избегал и избежал.Задолго до работы над "Енуфой" его захватила мысль о музыкальной природе речевых интонаций. В его записных книжках остались торопливые записи, "зарисовки" особенностей произнесения отдельных слов, целых фраз, восклицаний, занесенные на нотную бумагу. Опыт этот оставил глубокий след во всей его композиторской деятельности, но особенно ярко он сказался в "Енуфе". В музыке этой оперы ясно различимы несколько планов: бытовые песни и танцы (рекрутская песня I действия, свадебный хор III и в тех же действиях - танцы); монологи и ансамбли, построенные на речевых интонациях, взятых не натуралистично, а очень талантливо "распетых", отчего они приобрели силу музыкального воздействия, нe утратив и речевой выразительности. Велика роль оркестра, особенно в драматических эпизодах, а их в "Енуфе", естественно, очень много. Особенно впечатляет монолог сторожихи перед преступлением.Знал ли Яначек Мусоргского к тому времени, когда стал писать "Енуфу"? На этот вопрос сама музыка отвечает утвердительно. Из-под пера непризнанного композитора, нарушившего к тому же привычные нормы "оперности", обратившегося к острой манере письма, родилось произведение огромной силы социального обличения и одновременно - огромной силы художественного воздействия, произведение, в полном смысле слова новаторское. Именно потому оно произвело отрицательное впечатление на благодушно-либеральное руководство Пражского театра, в результате отклонившего "Енуфу".В период творческой катастрофы на Яначка обрушился жесточайший удар судьбы - смерть дочери, девушки редкой красоты и редких душевных достоинств. До этого Яначек потерял горячо любимого сына. Дети были названы русскими или, как говорил Яначек, "пушкинскими именами" - Ольга и Владимир. Только необоримая воля к жизни, к творчеству, участие в борьбе за национальное освобождение Чехии от габсбургского орла не дали талантливому музыканту склонить голову и предаться отчаянию.Отголоски события этих черных лет слышны в фортепианном цикле "По заросшей тропе". В нем пятнадцать пьес. И каждая не просто носит программное название, а являет собой произведение с глубоко реалистическим содержанием. В этом смысле фортепианный цикл Яначка напоминает "Картинки с выставки" Мусоргского.Вспомним несколько пьес этого цикла. Вот грустный ноктюрн под названием "Наши вечера" - музыка по-осеннему притихшая и задумчивая; вот совсем коротенькая полька с метким названием "Пойдемте вместе"; вот живая зарисовка двух оживленно болтающих девушек в пьесе, названной "Щебетали, как ласточки", а вот диалог: горячо настаивающий, доказывающий что-то голос девушки и недовольные, резкие интонации юноши - эта пьеса названа "Никак не убедишь".Скрытая, а чаще явная программность типична для разных жанров инструментальной музыки Яначка. Его двухчастная фортепианная соната ми-бемоль минор связана с трагическим событием 1 октября 1905 года, когда австрийские солдаты расстреляли участника демонстрации, рабочего Франтишка Павлика. I часть сонаты носит название "Предчувствие", II - "Смерть".Социальная тематика постоянно волнует Яначка, человека импульсивного, смелого, активного участника национально-освободительного движения. Яначек не молчит, когда дочь шахтера Маричка Магданова кончает жизнь самоубийством из страха перед полицией. Композитор-гражданин, он пишет на эту тему хоровую поэму о трагедии бесправия и нищеты шахтерской семьи. Он поднимает голос в защиту силезских рабочих, борющихся против насильственного онемечивания, и тогда из-под пера Яначка рождается хоровая драма "Семьдесят тысяч".Легко понять, что причины игнорирования, замалчивания творчества одного из самых выдающихся композиторов Чехии неотделимы от общей политической ситуации славянского государства, славянских народов, входивших а состав пресловутого "лоскутного одеяла" монархии Габсбургов.Жажда творческого отклика на события общественной и личной жизни не раз приводит Яначка к созданию произведений автобиографического характера. Одним из них стала опера "Судьба" на собственное либретто, в создании которого ему помогали Федора Бартошова и Камилла Урвалкова. В образе героя оперы, композитора Живного, автор вывел самого себя и рассказал в беллетризованной форме о событиях своей жизни последних лет.С годами у Яначка вырабатывается отчетливо-индивидуальная манера письма, свой мелодический язык с изощренной ритмикой и богатством ладовых структур, вытекающих из народных истоков; его гармоническое мышление также ищет новых путей, "перекрывая" достижения романтической гармонии, оно опирается на ладовую природу народной музыки.Независимый, пишущий без оглядки на нормы и догмы, одобряемые критикой, он ориентируется только на то, в чем сам убежден до конца. Просто и кратко он говорит о своем "символе веры": "Я придерживаюсь корней жизни нашего народа, поэтому я расту и не оступлюсь". Творчески претворив песенно-танцевальные народные обороты, Яначек пишет два цикла - Лашские танцы и Ганацкие танцы. В первые входят: Стародавний, Благословенный, Дымак, Второй Стародавний, Челяденский и Пилки; во второй: Тетка, Голубка, Топорик, Коломыйка, Конопля, Тройка товачовская, Рожок, Дорога, Кукушка и Тройки. Не удивительно, что яркая образность и пластичность этой музыки породили мысли о ее сценической интерпретации...В начале 90-х годов Яначек создает балетное представление по либретто Я. Гербена, полное название которого звучит так: "Ракош Ракочи. Картинка Моравской Словакии с подлинными танцами и песнями. В I действии для оркестра и смешанного хора". Как редкое исключение в биографии Яначка, "Ракош Ракочи" несколько раз с успехом был показан в Пражском театре в 1891 году.Композитора постоянно волновали оперные замыслы: одни не выходили за пределы творческих мечтаний; другие запечатлевались в набросках, сделанных какой-то, одному композитору понятной, нотной стенографической записью; третьи доводились до развернутых эскизов и, наконец, четвертые находили полное завершение в партитуре.Интересно, что две оконченные и две неоконченные оперы Яначка непосредственно связаны с русской литературой. Первые две - "Катя Кабанова" (по "Грозе" Островского) и "Из мертвого дома" (по Достоевскому); вторые две - "Анна Каренина" и "Живой труп". В обращении Леоша Яначка к русской литературе нет ничего удивительного. Это - одно из выражений его любви к России, к русской культуре, к русскому языку, который он изучил. Леош Яначек дважды ездил в Россию, с восторгом вслушивался в музыку русской речи, наслаждался звенящими потоками русского хорового пения. Музыка Глинки, Даргомыжского, "кучкистов", Чайковского постоянно питала творческое воображение композитора. Помимо названных произведений на русские сюжеты, Яначком написан симфонический "Казачок" с напева М. Веверицовой; "Сказка" для виолончели и фортепиано вдохновлена "Сказкой о царе Берендее" Жуковского; Первый квартет Яначка навеян "Крейцеровой сонатой" Толстого; наконец, одно из высших достижений композитора - симфоническая рапсодия "Тарас Бульба".Среди многих свидетельств влияния русской культуры на Яначка можно указать и на особый интерес, проявляемый им к оперному жанру, как известно, особенно ценимому классиками русской музыки. Свои девять опер Яначек сочинил между 1887 и 1927 годами, в то сорокалетие, к середине которого модернизм все настойчивей стал вторгаться в этот жанр. Оставаясь верным реалистическим традициям музыкального театра, Яначек все больше проникается принципами критического реализма. На этом пути возникает "Йенуфа", затем "Катя Кабанова" (1921 г.), а за ними и остальные оперы. В каждой из них композитор не ограничивается правдивым воплощением действующих лиц. Страстно негодуя в одной, иронически высмеивая в другой, сатирически обличая в третьей, он разоблачает несовершенство мира, в котором царят неравенство и другие социальные пороки, поднявшиеся против человека, любви, чести...Говоря о "Кате Кабановой", Б. В. Асафьев указывает на "ибсеновские черты", проявившиеся в героине Островского благодаря музыке Яначка. Недостаток ли это? Нет, это свое видение образа. В исполнении Сандро Моиси Протасов из "Живого трупа", несомненно, был иным, чем его написал Толстой, чем его играли и играют на русских сценах. Вероятно, Кола Брюньон в музыке Кабалевского наделен чертами, которые в чем-то не совпадают с образом роллановского мастера из Кламси. Вряд ли Яначка ждала бы удача, избери он путь "русификации" своего мелодического языка.В "Кате Кабановой" нерушимым осталось темное царство Кабанихи и Дикого, хотя много бытовых подробностей не вошло в оперу. Сохранив зловещий фон царства изуверской жестокости и тьмы, композитор выткал на нем пленительный образ Катерины. Основной мелодический рисунок он поручил флейте с ее чистым, пасторальным тембром. Большой монолог Катерины и две сцены с Борисом могут быть отнесены к лучшим страницам оперной лирики нашего века. Продолжая разговор о "русской линии" в оперном творчестве Яначка, обратимся к его последней опере, - до премьеры которой он не дожил,- "Из мертвого дома" (окончена в 1928 г). Сам Яначек называл ее "черной оперой". Наивно было бы отрицать, что в последнем оперном опусе Яначка царит атмосфера невероятной напряженности, страдания, ужаса. Могла ли она быть иной в "мертвом доме"? Но смысл и пафос музыки не в этом, не в экспрессионистском сгущении кровавых красок. Музыка пронизана высочайшим гуманизмом, душевным теплом, стремлением обогреть дыханием сочувствия, сопереживания каждого, кто томился в Омской каторжной тюрьме. Недаром к своей опере Япачек избрал эпиграф: "В каждом творении есть искра божия". С одинаковой силой воплощены персонажи главные и второстепенные. Но два образа - Александр Горянчиков и Лука Кузьмич, по опере - он же Филька Морозов, по-особенному захватывают трагедийным пафосом правды.В период работы над "Мертвым домом" Яначка увлекла мысль о скрипичном концерте. Но вскоре он почувствовал невозможность избавиться от наваждения образов романа Достоевского, заметил, что помимо его воли они проникают в эту партитуру. Тогда он сконденсировал материал концерта и сделал из него симфонически обобщенное введение в оперу.Амплитуда оперных жанров и сюжетов у Яначка очень велика: от эпоса и трагедии до комической оперы. Было бы странно, если бы композитор прошел мимо сатиры и фантастики, столь типичных для чешского искусства.Оперой "Путешествия пана Броучка" (1920 г.) Яначек платит дань сатирическому жанру, взяв за драматургическую основу повесть классика чешской литературы Сватоплука Чеха. Заглавный герой оперы, Матей Броучек - типичный обыватель, закостенелый ретроград. Существо тупое, самовлюбленное, он не понимает, как могла прехорошенькая кокетка Малинка предпочесть ему, человеку с положением, нищего художника по фамилии Мазала. Унесенный мечтами, Броучек оказывается на Луне. Но и здесь нет того порядка, о котором мечтает обывательская душа героя. Малинка и Мазала, в новом облике, с лунными именами тянутся друг к другу так же, как на земле; селениты, так же как и земляне, не выказывают уважения пану Броучку. Взнуздав Пегаса, Броучек возвращается на землю. Он попадает на нашу старую планету в самый разгар гуситских войн XV века. Рисковать собой во имя родины - занятие неподходящее для Броучка. Он предпочитает предать родину. Приговоренный за измену к смерти, Броучек умудряется бежать и по воле "машины времени" оказывается... в XIX веке. И здесь его тоже ждет презрение и осмеяние, ибо пан Броучек был, есть и будет никчемным обывателем.Над этой оперой Яначек работал долго. Начав ее в 1908 году, он дописывал последние страницы партитуры только в 1917 году. "Путешествия пана Броучка" показаны были на Пражской сцене через три года. Занимательность сюжета, виртуозные речитативы, остроумие характеристик, живость и свежесть оркестровых комментариев при богатстве инструментальных красок - ничто не могло отвлечь от основного смысла произведения - осмеяния обывательщины, многократно попадавшей па острие пера таких мастеров сатиры, как Сватоплук Чех, Ярослав Гашек, Карел Чапек. После "Путешествия папа Броучка" рядом с ними по праву занял место и Леош Яначек.Через пять лет после премьеры "Пана Броучка" композитор обращается к подсказанному Карелом Чапеком сюжету "Средство Макропулоса", который тоже легко было бы трактовать в тональности сатирической. Но в письме к своему другу Яначек сознается, что героиня оперы вызывает в нем какую-то жалость. Триста лет прожила благодаря "элексиру молодости" Элина Макропулос, прожила бессмысленно, бесцельно. Но вот она у последней черты. Вероятно, движимый сочувствием к Элине Макропулос, Яначек написал потрясающий по силе предсмертный монолог своей героини. Жанр "Средство Макропулоса" очень своеобразен и не вмещается в обычные рамки. Может быть, ближе всего к нему подходит определение "сатирическая драма".Незадолго до этой оперы, в 1923 году, Яначек создал одно из обаятельных своих произведений "Приключения Лисички-плутовки" по сказочной повести Р. Тешнохлидека. В "Лисичке-плутовке" действие развивается в двух параллельных рядах: в человеческом обществе и в мире животных. Соответственно, каждый персонаж как бы дублирован. Очаровательной девушке Теринке соответствует Лисичка-быстроушка, пастору - барсук, Рейнеке-Лису - охотник Гарашта, лесничихе - сова и т. д.По "Приключениям Лисички-плутовки" можно судить о том, как хорошо знал и любил природу Яначек. Здесь словно озвучены голоса природы. Но в "Лисичке-плутовке" речь идет не о звукоподражании, а о замечательном реалистическом письме композитора-анималиста, восхищенного чистотой, поэтичностью и правдивостью жизни обитателей леса. "Приключения Лисички-плутовки"- глубокая и остроумная музыкальная сказка для взрослых.Таков краткий обзор девяти опер, занимающих центральное место в творческом наследии Леоша Яначка и играющих значительную роль в истории музыкального театра XX века.И в других жанрах он создал произведения высокого мастерства, особенно, когда музыка воплощала значительные сюжеты и образы. Так, в 1918 году написана была уже упоминавшаяся трехчастная рапсодия "Тарас Бульба" для симфонического оркестра - произведение яркого патриотического звучания. Патриотическая идея положена и в основу "Бланицкой баллады" (1920 г.), воскрешающей события эпохи гуситских войн. Полны человеколюбия его баллада для оркестра "Дитя бродячего музыканта" (1917 г.) и "Дневник исчезнувшего" (1919 г.) - вокальный цикл для тенора, контральто и фортепиано, к которым в финале присоединяются три женских голоса, звучащие, как эхо.В 1926 году Яначек создает Симфониетту в ознаменование VIII спортивного праздника Чехословакии. Грандиозный состав оркестра, включавший 12 труб, 4 тромбона и 3 тубы, призван воплотить образы родной земли в ее цветении, радость и жизненную силу живущих на ней людей. Симфониетта (длящаяся около 25 минут) стала самым популярным из сочинений Яначка в репертуаре большинства оркестров мира....Когда же, наконец, пришла слава к музыканту громадной одаренности, неутомимому композитору, педагогу, общественному деятелю, патриоту? Когда десятки его партитур вышли из заточения, из ящиков рабочего стола, где без движения они провели столько лет?Это случилось только в 1918 году, когда образовалась и Чехословацкая республика. Тогда-то имя Яначка, получившее известность после пражской и венской премьер "Енуфы" вышло, наконец, на мировой простор.Последние десять лет жизни Яначек провел в Праге, куда переехал в 1918 году, заняв место профессора консерватории.Влюбленный в жизнь во всех ее высших и самых обыденных проявлениях, он только в ней искал и находил все импульсы для своего творчества. Ему, знающему, как велика роль музыки в нравственном созидании душевного мира, претили всякие лжеистины модернизма. И напрасно некоторые биографы, напуганные непривычностью, резкостью иных созвучий, упрекают великого правдолюбца в модернизме. Жизнь, о которой писал Яначек, нередко наполняли такие страдания, так безнадежно тянулись руки в мольбе о справедливости, что рядом с этими диссонансами действительности самые резкие созвучия Яначка кажутся чрезмерно мягкими, только направляющими воображение в мир, где крестный путь свой прошли Енуфа, и Катя Кабанова, и узники сибирской каторги.До конца дней своих Яначек не выпускал из рук карандаша, оставаясь человеком, которому, по выражению В. Асафьева, "до самой смерти удалось быть в числе молодых".