Отзывы о книгах за 2015

Самые обсуждаемые книги за 2015 год

Лучшие отзывы о книгах за 2015 год

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
Какие идиоты уже оценки наставили? Чтобы нормальным людям рекомендации засоряло? Спасибо вам, лучи вам ненависти.
Какие идиоты уже оценки наставили? Чтобы нормальным людям рекомендации засоряло? Спасибо вам, лучи вам ненависти.
19 января 2015 Поделиться
Какие идиоты уже оценки наставили? Чтобы нормальным людям рекомендации засоряло? Спасибо вам, лучи вам ненависти.
  • Уважаемый, первые пять книг данного цикла были на столько хороший, что нет никаких сомнений что Ветры получат от фанатов 10 из 10 ))
    24 января 2015
Если предварительно не читать спойлерных рецензий, то никогда не догадаешься, о чем пойдет речь в романе Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза». Но начало, первые же главы завораживают. Кажется, что это мощная деревенская проза с татарским колоритом, честное описание жизни татарского крестьянства на примере одной выбранной семьи, на примере одной главной героини - забитой, зашуганой кре... Читать полностью
Если предварительно не читать спойлерных рецензий, то никогда не догадаешься, о чем пойдет речь в романе Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза». Но начало, первые же главы завораживают. Кажется, что это мощная деревенская проза с татарским колоритом, честное описание жизни татарского крестьянства на примере одной выбранной семьи, на примере одной главной героини - забитой, зашуганой крестьянки Зулейхи. И я так на это настроился, что даже обозлился, когда понял, что речь пойдет о другом, о раскулачивании, о ссыльнопоселенцах и так далее. Ну-у-у, думаю, после такого оригинального начала и такая банальность. Но! Весь роман оказался отнюдь не банальностью. И даже не историей о плохих чекистах и хороших жертвах ГУЛАГа. Хотя всего тут есть помаленьку. Но первая часть - это отдельный шедевр. Она задает тон и планку. Так в несколько страниц дать одновременно и беспросветность жизни, и деревенский уклад, и национальные особенности - это очень сильно. После такого толчка книга какой-то время вполне может даже катиться по инерции. Но автор поддает еще и еще. И в следующих главах видно, что она владеет не одной лишь деревенской или женской тематикой. В общем-то, ей удаются и все прочие персонажи. Они не шаблонны, они вполне самостоятельны и хорошо выписаны. И это, кстати, в условиях довольно небольшого количества диалогов. То есть персонажам не так-то уж и легко проявлять себя. Ну а раскулачивание, ГПУ и ГУЛАГ? Эти штуки сталкивают на одном пятачке множество таких разных людей. Зулейху, на которой, безусловно, держится роман, но состоит он при этом вовсе даже не из нее. Красноармейца, почти фанатика Игнатова. Полоумного профессора Лейбе. Приблатненного уголовника Горелова. Нескольких питерских интеллигентов из «бывших». И так далее. Компот сложный, заварить его нелегко, но автор справляется очень хорошо. К каждому из персонажей выковывается особое отношение. Ну да, история держится на ссылке, на произволе местных гпушников, на выживании людей в сложнейших условиях. Но вот так еще раз заглянешь в первую часть, посмотришь, как жила Зулейха до ссылки. И задумаешься: нашли, чем запугать и без того запуганную бабу. Да она не условий ссылки или тяжелого труда боится. Она в шоке от того, что ее вырвали из привычной жизни. До тридцати лет она родного села не покидала ни разу. первое время ссылки самое страшное, что ее волнует - это стыд, постоянный стыд. Как же - она на виду у чужих мужчин, ей даже оправляться приходится при них. А так, запугать выживанием крестьян, которые и так этим занимаются всю жизнь - как говорится, захотели напугать ежа голой... нижней частью спины. Да фактически сосланная с переселенцами охрана запугивается куда больше. А ведь действительно коменданту Игнатову, так получается, дали тот же срок, что и остальным ссыльным. Конечно, несложно угадать (правда, не сразу), что завертится любовь между Зулейхой и... ну, сами угадывайте кем еще. Но это дело не то что романом, и любовью-то назвать как-то странно. Так всё просто и сложно у этих людей, не знающих каких-то там церемониальных условностей или прописных романтических штампов. Здесь автор тоже попала очень ловко. Да еще осложнила все сыном Зулейхи, заставив в ней бороться мать и женщину. Но Зулейха очень проста, мать в ней перебивает всё и всех. И в этом отношении очень напряженна последняя глава. Как именно поведет себя мать Зулейха в новых условиях. И надо сказать, что финальная сцена вполне достойна всего романа. Долго еще стоит перед глазами.
23 августа 2015 Поделиться
Если предварительно не читать спойлерных рецензий, то никогда не догадаешься, о чем пойдет речь в романе Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза». Но начало, первые же главы завораживают. Кажется, что это мощная деревенская проза с татарским колоритом, честное описание жизни татарского крестьянства на примере одной выбранной семьи, на примере одной главной героини - забитой, зашуганой крестьянки Зулейхи. И я так на это настроился, что даже обозлился, когда понял, что речь пойдет о другом, о раскулачивании, о ссыльнопоселенцах и так далее. Ну-у-у, думаю, после такого оригинального начала и такая банальность. Но! Весь роман оказался отнюдь не банальностью. И даже не историей о плохих чекистах и хороших жертвах ГУЛАГа. Хотя всего тут есть помаленьку. Но первая часть - это отдельный шедевр. Она задает тон и планку. Так в несколько страниц дать одновременно и беспросветность жизни, и деревенский уклад, и национальные особенности - это очень сильно. После такого толчка книга какой-то время вполне может даже катиться по инерции. Но автор поддает еще и еще. И в следующих главах видно, что она владеет не одной лишь деревенской или женской тематикой. В общем-то, ей удаются и все прочие персонажи. Они не шаблонны, они вполне самостоятельны и хорошо выписаны. И это, кстати, в условиях довольно небольшого количества диалогов. То есть персонажам не так-то уж и легко проявлять себя. Ну а раскулачивание, ГПУ и ГУЛАГ? Эти штуки сталкивают на одном пятачке множество таких разных людей. Зулейху, на которой, безусловно, держится роман, но состоит он при этом вовсе даже не из нее. Красноармейца, почти фанатика Игнатова. Полоумного профессора Лейбе. Приблатненного уголовника Горелова. Нескольких питерских интеллигентов из «бывших». И так далее. Компот сложный, заварить его нелегко, но автор справляется очень хорошо. К каждому из персонажей выковывается особое отношение. Ну да, история держится на ссылке, на произволе местных гпушников, на выживании людей в сложнейших условиях. Но вот так еще раз заглянешь в первую часть, посмотришь, как жила Зулейха до ссылки. И задумаешься: нашли, чем запугать и без того запуганную бабу. Да она не условий ссылки или тяжелого труда боится. Она в шоке от того, что ее вырвали из привычной жизни. До тридцати лет она родного села не покидала ни разу. первое время ссылки самое страшное, что ее волнует - это стыд, постоянный стыд. Как же - она на виду у чужих мужчин, ей даже оправляться приходится при них. А так, запугать выживанием крестьян, которые и так этим занимаются всю жизнь - как говорится, захотели напугать ежа голой... нижней частью спины. Да фактически сосланная с переселенцами охрана запугивается куда больше. А ведь действительно коменданту Игнатову, так получается, дали тот же срок, что и остальным ссыльным. Конечно, несложно угадать (правда, не сразу), что завертится любовь между Зулейхой и... ну, сами угадывайте кем еще. Но это дело не то что романом, и любовью-то назвать как-то странно. Так всё просто и сложно у этих людей, не знающих каких-то там церемониальных условностей или прописных романтических штампов. Здесь автор тоже попала очень ловко. Да еще осложнила все сыном Зулейхи, заставив в ней бороться мать и женщину. Но Зулейха очень проста, мать в ней перебивает всё и всех. И в этом отношении очень напряженна последняя глава. Как именно поведет себя мать Зулейха в новых условиях. И надо сказать, что финальная сцена вполне достойна всего романа. Долго еще стоит перед глазами.